Light Wind
Lady of June
Как правило, после игр нужно "прийти в себя", чтобы написать "как это было".
Удивительное ощущение - я полностью в себе, где и находилась всё это время.
Меня не "накрыло" и после игры нет "отходняка".

Возможно, потому что я - страшный фанат Англии и думаю про неё и без того слишком часто и много.
Возможно, поэтому написать об Алисе довольно сложно. Не выходит посмотреть на неё со стороны.

Леди Алиса Торнтон, средняя из дочерей лорда Торнтона - лёгкая девочка, постоянно пребывающая в вихре разнообразных эмоций и постоянно вынужденная скрывать это, дабы не потерять лицо и не стать проблемой.

Что значило "быть Алисой"?
Улыбаться и оставаться милой в любой сложной ситуации.
Даже когда очень хочется зарыдать, швырнуть шляпку в стену и убежать.
Даже когда примерзаешь к стулу от ужаса, понимая, что не можешь помочь родителям во время приёма его высочества, ситуация выходит из-под контроля, а одна за другой накладка приводят в панику (вы полагаете, кошмар - это крейвенский "волк"? Кошмар - это предстоящий приём венценосной особы!) и ты обязана поддерживать непринуждённый разговор о погоде и варенье под аккомпанемент грохота рушащихся планов. Вот уж, действительно, "воплощать образец любой ценой".

Не смотреть в зеркала до тех пор, пока случайно не дойдешь до дальней ограды кладбища и не увидишь могилу маленького Эдвина, близнеца, родившегося и умершего в тот же день.
Заставить себя всмотреться в своё отражение, ища черты брата.
Понять, что хочешь - точнее, не можешь не - посвятить жизнь оправданию того, что бесполезная девочка оказалась удачливее своего близнеца. Помогать родителям, заботиться о сестре, что угодно - чтобы не быть всегда виноватой.

Чувствовать азарт, когда родственники говорят, что Реджинальд дурно воспитан, а Ричард Леннокс излишне эксцентричен. И быть уверенной, что длительное общение с достаточно аккуратной и упорной в своём плане леди помогло бы любому чувствовать себя истинным джентльменом и вести себя соответственно.

Изнывать от необходимости постоянно творить что-то, выходящее за рамки.
Рисовать карикатуры для местной газеты - и ладно бы рисовать! Но как сложно было передать их мистеру Хорнби, не оставаясь с ним наедине (какая неловкость могла бы возникнуть) и при этом никому не показав рисунки и не признавшись в этом эксцентричном поступке!
Мило приветствовать мисс Эндерби при встрече и после тайком сбегать, чтобы встретиться с подругой и воплотить очередной ужасный план, залезть в аббатство Фонтейнов и просто обсудить последние новости.
Дважды подкладывать в бабушкину шкатулку ключ, в ужасе представляя, как стыдно и неловко будет в том случае, если она обнаружит пропажу, но не решаясь заводить с ней столь неловкий и, возможно, неприятный для неё разговор о Фонтейнах.

Быть уверенной, что главное для леди - не хрупкость, а гибкость.
Не верить в фей и призраков, но верить в то, что любой человек, находящийся на своём месте, необходим.
Чувствовать острое счастье, когда любимая бабушка говорит о том, что откликается и в голове, и в душе.
Злиться на Викторию целый вечер, чувствуя себе маленькой и глупой провинциальной простушкой, не имея ничего противопоставить роскоши и восторгу большого Лондона, привезённого старшей сестрой из поездки.
Проплакать час перед сном и проснуться счастливой от того, что ты - всего лишь девица из Эрби, где всё своё и родное.

Алиса ни разу не была влюблена или даже увлечена.
Ей, несомненно, были крайне симпатичны некоторые молодые люди - к примеру, Лоуренс Мертон, знакомый ей с детства, и мистер Эндерби-младший, брат дорогой подруги Амелии. Так же ей было крайне приятно общество лорда Тоу и супруга милой Эстер, викария Кэннинга - особенно важен последний пример, который показывает, что все эти люди были для леди Алисы приятными собеседниками и располагали к общению, а вовсе не к женскому интересу, как кто-либо мог бы подумать.
Задумавшись о браке, Алиса поняла, что, как и прежде, остаётся при своём мнении - любого супруга может сделать джентльменом находящаяся рядом мудрая леди. Осталось научиться быть мудрой.

Алиса ни о чём по-настоящему не жалела. Что сделано - то сделано и хорошо, что сделано хоть что-то. Это куда лучше, чем страдать по упущенному шансу.

Важнее всего для Алисы - люди. Те, которые вокруг. Как и для меня, уставшего и паникующего, но всё же экстраверта.
Поэтому я очень люблю писать длинные благодарности тем, с кем удалось пересечься.
Дорогие люди, вы были прекрасны.

Бабушка, вдовствующая баронетесса Джулия Маргарет Торнтон, идеальная леди, вызывающая в Алисе только обожание и восхищение. Как Алисе было бы любопытно взглянуть на бабушкину, несомненно, яркую молодость! Каждый разговор с ней был для Алисы уроком и интереснейшей игрой, необходимостью быстро искать решения на подкинутые задачи в стиле "как ты поведёшь себя, если…" и возможностью получить важный совет.

Родители, лорд и леди Торнтоны, мама и папа, семья, дающая ощущение опоры и надёжной стены. Родители, с которыми было легко чувствовать себя дочерью и не слишком волноваться о "взрослых серьёзных проблемах". Как волнительно было следить за решением вопросов с долгами и наследниками, искренне переживая, но не показывая этого, чтобы не расстроить родителей ещё больше. Алиса была абсолютно уверена в родителях, и это лучшее, что они ей дали.

Сестра Маделин, до полусмерти напугавшая своим исчезновением и приключением с волком, весёлая и лёгкая внешне, но с порой проскальзывавшей грустью и острым одиночеством во взгляде. Сестра, с которой можно было поделиться любыми глупостями, закрывшись ночью в комнате и тихо болтая, боясь помешать спать родителям и гостям.

Тётя Персефона, яркая, быстрая, ранимая и хрупкая, как крылья бабочки. Важнее её умения выслушать было только её умение поделиться, довериться и рассказать что-то, что волнует её саму. Воплощение чувств и эмоций в Торнтон-Холле. Тоскующая по несбывшемуся и не готовая допустить возможность собственного счастья - больше всего после того ночного разговора Алисе хотелось, чтобы тётушка снова почувствовала себя счастливой, нужной и ни в коем случае не одинокой.

Виктория, старшая сестра, пугающе далёкая и чужая после возвращения из Лондона, тонкая и прочная, как струна. Взявшая в свои руки решение вопросов семьи. Только с её возвращением Алиса почувствовала, как весь год до этого пыталась заменить её, играть в "старшую". И с каким облегчением теперь можно выдохнуть и снова позволить себе быть младше.

Амелия Эндерби, обаятельная и шумная, заставляющая Алису то краснеть, то хохотать. Подруга, с которой можно шутить и смеяться, строить невероятные догадки и возмущаться сложившимся обстоятельствам, а можно читать стихи и говорить о жизни и Англии. Сбегать из дома, с невозмутимой улыбкой отвлекать бабушку и папу, незаметно показывая, откуда пока можно утащить шампанское, и, неизбежно, переживать каждый раз, когда легкомысленная мисс, махнув рукой, идёт одна от Торнтон-холла до своего дома, пусть хоть стая волков бегает вокруг.

Брайан Эндерби-младший, истинный джентльмен, любезный, обаятельный и умный, изящно останавливающий сестру от одних необдуманных поступков и подстраховывающий и защищающий в других. Внешне спокойный и отстранённый, умеющий быть другом. Всегда учитывающий все тонкости этикета и ненароком давший Алисе почувствовать себя по-настоящему своей среди друзей, просто случайно назвав её по имени на "ты", вдохновлённо обсуждая очередную историю.

Лорд Себастьян Тоу, в каждом разговоре поднимающий темы, волнующие Алису - легко и свободно говорящий о творчестве, поэзии, тайнах и сказках. Умеющий находить невероятно точные слова и всегда дающий юной Алисе возможность почувствовать и себя саму не пустым собеседником.

Лорд Лоуренс Мертон, ироничный и непонятный, несмотря на то, что знакомый Алисе с детства, сочетающий в себе обаяние и чувство юмора порой на грани дозволенного, но никогда не переходящего эту грань. Казавшийся Алисе куда более серьёзным, внимательным и осторожным, чем, возможно, хотел бы представать перед окружающими. И, наконец, давший возможность Персефоне поверить, что и в её жизни не всё осталось в прошлом - это было бесценно.

Леди Элизабет Уэсли, загадочный и интересный собеседник, чрезвычайно льстивший Алисе своим вниманием. Леди, умеющей держать себя в любой ситуации в любом обществе, понимающей, что главное - не подстроиться под уровень собеседника, но, по возможности, помочь подняться до его возможного более высокого уровня.

Роберт Бейли, идеальный дворецкий, человек, к которому приводят все нити, сосуды и нервы Торнтон-Холла, душа дома и воплощение Англии. Важная часть как семьи, так и всего Эрби. Всегда уместный, всегда знающий, что сказать и как решить возникшую проблему. Олицетворение достоинства. Без него Торнтон-Холл вовсе не пошёл трещинами и не развалился, но из каждого в доме будто вырвали кусок, не позаботившись об анестезии.

Маргарет Брукс, приветливая, заботливая, умеющая смотреть одновременно и почтительно, и снисходительно. Всегда оказывающаяся рядом и способная поддержать одним своим присутствием. Волшебная и талантливая, светлая и сдержанная с лёгкой хитринкой в ясных глазах.

Бетти, незаменимая, милая и добрая, никогда не показывающая печали, недовольства или обиды. Способная разбудить с утра, тихо прибежать с тёплым пальто или чашкой горячего чая. Помощница, благодаря которой ты и не знаешь о большей части дел, которые требовали решения.

Эстер и Бернард Кэннинги, в сознании Алисы всегда существующие вместе - светлые и умиротворённые. Викарий, читающий всегда своевременные проповеди, верящий в силу слова Божьего, помогающего ему и против волка выстоять, и в крокет выиграть. И Эстер, олицетворяющая для Алисы в Эрби один из путей, по которому может пройти женщина - искренняя любовь, мудрость, материнство, смирение и забота.

Мне всегда страшно не написать о ком-то. Это вовсе не значит, что человек не сыграл никакой роли в жизни Алисы, это значит, что я в жизни ещё более легкомысленна и рассеянна.

Были чудесные краткие встречи и люди.
Реджинальд, из которого Алисе в глубине души страшно хотелось сделать джентльмена - и непременно поразить этим бабушку, всё равно никогда не показавшую бы своё удивление.
Марвин, когда-то случайно вовремя оказавшийся рядом с Торнтон-Холлом и спасший Алису от "волка", оказавшийся братом, решившийся на невероятно важный и тяжёлый шаг и самоотверженно взявшийся за незнакомые сложные дела.
Патрик, помогавший не только другу Себастьяну, чьим камердинером был, но и всем обитателям Торнтон-Холла, без вопросов передававший сообщения и выполняющий поручения и при этом как-то гармонично влившийся в весёлую компанию с детективно-поэтическим уклоном.
Карим аль-Малика, умеющий поддержать любой разговор и сохраняющий в английской беседе ненавязчивый оттенок чуждого Востока.

Был поэтический клуб, чудом всплывшие в моей памяти стихи, репетиция театральной постановки, на которой Алисе пришлось присутствовать случайно и нелепой причине - дойдя до дома Джулии Ловетт в компании сестры, тётушки и Брайана Эндерби, ей пришлось бы либо оставаться с молодым человеком наедине, либо возвращаться в темноте одной. Мистер МакЛейн, играющий эмоционально и напугавший всех настоящим кинжалом, приставленным к горлу Виктории во время пьесы.
Был чудесный кофе с бадьяном и гвоздикой, любезно сваренный Реджинальдом, и, как всегда, выдержанная улыбка его тётушки Элизабет, сопровождаемая беспокойством в глазах - как поведёт себя племянник на этот раз.
Были тяжёлые похороны мистера Бейли, разговоры с отцом, выверенная до мелочей схема встречи королевского состава, рассказы мисс Райт о феях и рисунки Алисы, вдохновлённые этими рассказами.

Бабушка и Алиса:
- Это шотландец.
- Ммм…который в берете?
- …как мило, что мы с твоей матерью воспитали тебя так, что о шотландце ты говоришь "который в берете".


Амелия и Алиса:
- У меня мир перевернулся! Кажется, феи всё же существуют. А что должно произойти, чтобы перевернулся твой мир?
- Вообще, того, что ты допускаешь существование фей, уже вполне для этого достаточно!




@темы: что наша жизнь - игра